Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

school-girl

Ярослав Гашек. Похождения бравого солдата Швейка

Вот не люблю я Гашека. Чапековых саламандр люблю безумно, а швейков – нет. И не потому что пукают: саламандры тоже не розами пахнут… Но мне скучно, и я так и не дочитала его до конца. Сначала – забавно, а потом зевааааю… И так всю жизнь. Саламандры же держат в тонусе всю дорогу.

=И если в случае со Швейком три противоположных научных
лагеря пришли к полному соглашению, то это следует объяснить
единственно тем огромным впечатлением, которое произвел Швейк
на всю комиссию, когда, войдя в зал, где должно было
происходить исследование его психического состояния, и заметив
на стене портрет австрийского императора, громко воскликнул:
"Господа, да здравствует государь император Франц-Иосиф
Первый!"
….
"Нижеподписавшиеся судебные врачи сошлись в определении
полной психической отупелости и врожденного кретинизма
представшего перед вышеуказанной комиссией Швейка Йозефа,
кретинизм которого явствует из заявления "да здравствует
император Франц-Иосиф Первый", какового вполне достаточно,
чтобы определить психическое состояние Йозефа Швейка как явного
идиота. Исходя из этого нижеподписавшаяся комиссия предлагает:
1. Судебное следствие по делу Йозефа Швейка прекратить и
2. Направить Йозефа Швейка в психиатрическую клинику на
исследование с целью выяснения, в какой мере его психическое
состояние является опасным для окружающих".
Collapse )
Из Вики:
В декабре 1918 года его назначили заместителем коменданта Бугульмы, а вскоре, сместив начальника, он сам становится комендантом. Позднее его воспоминания об этом периоде легли в основу цикла рассказов «Как я был комендантом Бугульмы». Историки отмечают такой парадокс, что автор одного из самых антивоенных романов мира принимал участие в красном терроре. Об этом свидетельствуют и некоторые его воспоминания: «У одного попа мы нашли пулемет и несколько бомб. Когда мы его вели на расстрел, поп плакал». Известна и другая его фраза: «Ввиду того, что верёвка у нас отменена, предлагаю всех этих предателей иванов ивановичей на месте расстреливать».

----------------------------

Нет, я не изменяю своей привычке оценивать литературное произведение без обращения к личности автора. Просто показался забавным такой… казус… Дело в том, что я убежденным пацифистам с детства не верю, особенно сатирически настроенным, - что не мешает мне, однако, с ними дружить. Не в церкви, в конце-то концов…

А вот моего супруга в принципе раздражает моя читательская невоздержанность и всеядность. Он считает, что в детстве следует читать много, затем к 30 годам выбрать себе несколько книг и оставаться им верным, чтобы, перечитывая их, всегда быть тождественным самому себе. Лучше две. КНИГИ.

И у него это - Швейк и «Сто лет одиночества».

==============

В Вене, как написано в путеводителях, достаточно сложно найти интернет-кафе, к тому же их посещение везде весьма накладно. Не проще ли купить ноутбук - и тем самым избежать многих проблем, которые поджидают блоггера в путешествиях?.. Экономика должна быть экономной, разве нет?..
school-girl

Жан БОДРИЙЯР "СИСТЕМА ВЕЩЕЙ" Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort / Da)

ЛОГИКА ДЕДА МОРОЗА

Те, кто протестует против порабощающей силы рекламы (и вообще «масс-медиа»), не понимают специфической ло­гики их воздействия. Это не логика тезиса и доказательства, но логика легенды и вовлеченности в нее. Мы в нее не верим, и однако она нам дорога. «Демонстрация» товара вообще-то никого ни в чем не убеждает; она оправдывает задним числом покупку, которая либо происходит до вся­ких рациональных мотиваций, либо не укладывается в их

180

рамки. И однако же, не «веря» в этот товар, я верю рекламе, которая пытается заставить меня в него поверить. Таков фе­номен Деда Мороза: дети ведь тоже не очень-то задаются вопросом, существует ли он на самом деле, и не устанавли­вают причинно-следственную связь между его существова­нием и получаемыми ими подарками; вера в Деда Мороза — это рационализирующая выдумка, позволяющая ребен­ку во втором детстве сохранить волшебную связь с роди­тельскими (а именно материнскими) дарами, которая была у него в первом детстве. Эта волшебная связь, фактически уже оставшаяся в прошлом, интериоризируется в веровании, которое служит ее идеальным продолжением. В таком вы­мысле нет ничего надуманного, он основан на обоюдном интересе обеих сторон поддерживать подобные отношения. Дед Мороз здесь не важен, и ребенок верит в него именно потому, что по сути он не важен. Через посредство этой фи­гуры, этой выдумки, этого алиби — в которое он будет ве­рить даже тогда, когда верить перестанет, — он усваивает игру в чудесную родительскую заботу и старания родителей способствовать сказке. Подарки Деда Мороза лишь скреп­ляют собой это соглашение1.

Действие рекламы имеет тот же характер. Решающее воз­действие на покупателя оказывает не риторический дискурс и даже не информационный дискурс о достоинствах това­ра. Зато индивид чувствителен к скрытым мотивам защи­щенности и дара, к той заботе, с которой «другие» его убеж­дают и уговаривают, к не уловимому сознанием знаку того, что где-то есть некая инстанция (в данном случае соци­альная, но прямо отсылающая к образу матери), которая берется информировать его о его собственных желаниях, предвосхищая и рационально оправдывая их в его собствен­ных глазах. Таким образом, он «верит» рекламе не больше,

1 Больным-психосоматикам врачи прописывают «плацебо» — биоло­гически нейтральные вещества. И нередко бывает, что от такого веще­ства, не обладающего никаким действием, больные поправляются не хуже, чем от настоящего лекарства. Что же принимают, что усваивают они че­рез эти «плацебо»? Идею медицины + присутствие врача. Одновременно мать и отца. В этом случае вера также помогает вновь обрести детское состояние и регрессивным путем изжить психосоматический конфликт.

181

чем ребенок верит в Деда Мороза. И это не мешает ему точ­но так же вовлекаться в интериоризированно-инфантильную ситуацию и вести себя соответственным образом. От­сюда проистекает вполне реальная действенность рекламы: ее логика — не логика внушения и рефлекса, а не менее стро­гая логика верования и регрессии1.
Жан БОДРИЙЯР "СИСТЕМА ВЕЩЕЙ" Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort / Da)